История
  • 5468
  • ЛИКВИДАЦИЯ ПО-БОРИСОВСКИ /из Хроники послевоенного криминала в городе Борисове и районе (1944/45-1956гг.)

    Андрей ТИСЕЦКИЙ

    Доработанное и с большим количеством фото. Печатный вариант смотрите в №2 (62) журнала «МИЛИЦИЯ БЕЛАРУСИ» за май 2016 года


    В данной работе мною собраны устные и письменные свидетельства о послевоенном криминале и борьбе с ним в самом «бандитском» городе и районе Беларуси в административных границах того периода времени.


    Часть I. «Беларуский Палермо»

    В конце 1980-х – начале 1990-х благодаря кинофильму «Спрут», с актером Микеле Плачидо в главной роли, граждане СССР узнали о том, что такое мафия, родиной которой, как известно, были трущобы г.Палермо в Сицилии. Тогда и появилось сравнение с Борисовом, который по аналогии стали назвать «Беларуским Палермо». Однако мало кто теперь знает, что таковым он был и сразу после войны.



    Фото: одна из улиц Борисова. Конец 1940-х — начало 1950-х гг.



    Фото: типичные борисовские дворовые пацаны первых послевоенных лет. 1949г.





    Фото: Кригин Купрей Ермолаевич, один из немногих борисовских довоенных милиционеров, который сразу после освобождения города и района вернулся на прежнее место службы.

    В этой связи интересно, что и знаменитый рэкет, который нам известен по 1990-м, имел место на Борисовщине и в первые послевоенные годы. Так бывший начальник криминальной милиции Борисовского ГОВД Константин Семенович Исаенок, в свое время вспоминал, что жители западных областей республики наезжали тогда в наши края закупать одежду и другие товары. На обратном пути в Зембинском направлении останавливались на ночлег на берегу р.Гайна. Немало пришлось потрудиться милиции, чтобы вскрыть группу тростеницких недорослей (д. Б. и М.Тростеница), которые были не прочь погреть руки на чужом «бизнесе»[1].

    Из рассказа членов семьи покойного Владимира Александровича Сацукевича, уроженца д.Залесье Пересадского сельсовета Борисовского района, который в 1948-1952гг. учился в Борисовском педагогическом училище, а впоследствии учительствовал и директорствовал в д.Дмитриевичи Березинского района (записано мною в сентябре 2015г. в г.Дзержинске).

    «Где-то летом 1949-1952гг. Владимир пешком из Борисова из т.н. Старого Города, где жил в общежитии при своем учебном заведении, отправился домой за харчами. Время тогда было голодное и бедное, а студент хотел предстать пред светлы очи родителей не в затрапезном виде. Поэтому отдолжил у товарища приличный костюм. На обратном пути из дома, уже в Борисове, в районе пешеходного моста через Березину, в вечерней темноте его переняли два местных молодых «соловья-разбойника», вроде бы даже вооруженные пистолетами, и «предложили» снять «лапсердак» и «пожертвовать» съестные припасы в «фонд голодающих Поволжья». Но они не учли того, что студент был не робкого десятка, да к тому же хорошим спортсменом-силовиком. Вытащив из кармана кастет, он одного за другим так уделал бандитов, что потом без труда доставил их в находившееся неподалеку 2-е (Старогородское) отделение милиции.



    Фото: милиционеры Старогородского (2-го) отделения Борисовского ГОВД на входе в отделение. Конец 1940-х — нач. 1950-х. Слева — бывший партизан и фронтовик М.Т.Шаковец.



    Фото: милиционеры Старогородского (2-го) отделения Борисовского ГОВД в помещении отделения. Конец 1940-х — нач. 1950-х. Справа — М.Т.Шаковец.



    Фото: милиционеры Старогородского (2-го) отделения Борисовского ГОВД. Конец 1940-х — нач. 1950-х. Слева — Шаховец М.Т., справа — предположительно И.М.Рабецкий.


    Фото: пешеходный мост через р.Березина. 1950-е.

    Через некоторое время парня вызвали в городской отдел милиции и в торжественной обстановке, за оказание помощи в борьбе с преступным элементом, вручили фотоаппарат.

    А буквально на следующий день Владимир пошел со своим ценным подарком на городской пляж, где его у него и украли неизвестные «злоумышленники».




    В.А.Сацукевич в спортзале борисовского педучилища

    К слову, приходилось мне слышать и еще одну криминальную историю, связанную с пешеходным мостом через Березину в первые послевоенные годы. Так вот старожилы Борисова рассказывали, что в темное время суток перед одиночными прохожими на берегу из-под моста вылезал почти голый мальчик и жалобно говорила: «Дяденька/тетенька, мне холодно». Стоило прохожему остановиться, как следом за пареньком из-под моста вылезала парочка соловьев-разбойников и принималась грабить ротозея.

    Согласно машинописным воспоминаниям еще довоенного борисовского милиционер Василия Матвеевича Брижевского (экземпляр из моего личного архива), после войны довоенный же бандит Голос в г.Борисове зарубил топором колхозницу пригородного колхоза, за что был судим и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

    Из рассказа сына оперуполномоченного Калеко Ф.С., 1929г.р., жителя г.Борисова(записано мною в феврале 2016г.):

    «Отец был уроженцем д.Зачистье Борисовского района, 1904г.р. В борисовскую милицию пришел работать в 1927г. В начале войны ушел на фронт, где был командиром инженерно-минной роты при 1-й танковой армии. Дошел до Берлина и вернулся домой где-то зимой 1945/46 гг. Сразу же снова пошел работать в милицию. Мы в то время жили в старом городе. Из послевоенных дел помню историю с бандитом по фамилии Ажеренок, или Азаренок (точно не помню), на время рассматриваемых событий лет 20-30 от роду. Где-то в конце 1940-х — начале 1950-х он несколько раз звонил по телефону в милицию и сообщал о том, что в районе военного городка Печи ограбление магазина, а когда вся милиция направлялась туда, спокойно грабил магазины в противоположной стороне – в Старом Города. Для поимки Ажеренка/Азаренка приезжали даже сыщики из Минска, однако поймать его так и не смогли. Тогда отец вместе с еще довоенным участковым-фронтовиком А.И.Можейко сделали засаду, спрятавшись в чулане барака на перекрестке улиц Лопатина и Урицкого, где бандит появлялся. Ждали долго, но дождались и скрутили лихого бандита.

    Вспоминал отец и про тот случай, когда он нашел корову, которую злоумышленники украли в д.Погодица, уведя со двора, обув в лапти.

    Интересен и еще один случай. Где-то в 1946г. мы с отцом на возу поехали за дровами в сторону д.Неманица. Проезжая по деревне, отец велел мне остановить лошадь, а сам зашел в одну хату. Увидев отца, хозяин позвал нас в гости, поставил на стол бутылку и закуску. Взрослые сели и стали вспоминать былое. Как я понял из разговора, отец задерживал хозяина дома где-то в первые годы своей работы в милиции в районе своей родной деревни Зачистье и того осудили, но он уже успел отсидеть и выйти на свободу. Запала в память одна фраза, сказанная хозяином моему отцу: «А ведь если бы ты, Степанович, догнал меня на пол часа раньше, я бы тебя из своего обреза застрелил».

    Обстоятельства последнего дела так и остались для меня неизвестными, так как из разговора двух взрослых я понял мало, а потом отец мне больше ничего не объяснял».




    Фото: Ф.С.Калеко после демобилизации из Красной Армии. Конец 1945-го — 1946-й гг.

    Что же касается известных представителей борисовского криминала того периода, то знатоки в том числе называют семью Карповичей, состоявшую из отца, инвалида без ног, трех его сыновей и дочери. Жили по ул.Трудовой, 5. Уголовное прошлое членов этой семьи начиналось еще с довоенных времен и продолжалось как при немцах, так и после освобождения.

    Среди захороненных в д.Студенка Пригородного сельсовета Борисовского района воинов – освободителей и партизан покоится и прах Петра Ивановича Иванова, который согласно книги «Памяь. Барысау. Барысаускi раен» до войны проживал на ст.Набелги Ленинградской области, был старшиной МВД БССР, погиб 06.08.1946г.[2] Обстоятельства гибели милиционера еще предстоит выяснять.

    От старожилов же д.Забашевичи Борисовского района мне известно, что в 1946г. в районе т.н. Горелого леса между дд. Забашевка, Слободка, Красное и Заручье скрывалась какая-то банда.

    Среди жителей города и района еще в начале 1950-х ходила присказка:
    «Станция Приямино – держи карман правильно, минуту простой – держи карман пустой».



    А на дороге в лесном массиве возле расположенной рядом со станцией деревней Бояры местные «соловьи – разбойники» перенимали и грабили пассажиров пригородного поезда. Конец этому был положен только в первой половине 1950-х.

    В моем личном рабочем архиве находится рукописное жизнеописание свояка, Кота Владимира Ивановича, 1924 г.р., урож. д.Новоселки Гливинского с/Совета Борисовского района. С лета 1943г. он партизан п/о им.Щерса одноименной бригады, потом боец Красной Армии. Принимал участие в боях с немцами в Литве, Восточной Пруссии, с японцами – в Манчжурии. После демобилизации в 1947г., Владимир Иванович вплоть до выхода на пенсию работал шофером в борисовском райпотребсоюзе. Есть в его записях интересные сведения о послевоенном криминале на Борисовщине, датируемые октябрем 1948 года. А связано это было с тем, что в то время транспортных средств в милиции катастрофически не хватало, и в качестве транспортной поддержки часто привлекались автомашины с водителями райпотребсоюза. Читаем (литературная обработка моя – Т.А.):



    Фото: Кот В.И. в первые годы своей работы в борисовском райпотребсоюзе.

    «Прошло уже четыре года после освобождения Беларуси, а по ее лесам продолжали шастать бывшие полицаи с оружием в руках, занимаясь грабежем и воровством, нагоняя страх на мирных жителей и начатые не так давно работать сельские магазины.

    В районе Оздятичского сельского Совета действовал неуловимый полицай Вергейчик, которого милиция, сколько не ловила, но так и не смогла поймать, пока он не клюнул на приманку и вместе с оружием не сдался сам. Однажды зимой в лесу женщина почтальон везла на санях почту, денежные переводы и выручку магазина. Вергейчик остановил ее и забрал все наличные деньги. После этого случая начальник милиции написал официальное письмо и передал жене Вергейчика, к которой он по ночам наведывался и которая с детьми проживала в д.Оздятичи. Когда он приходил, сельчане его видели, а когда уходил, никто не видел. В письме было написано, что если Вергейчик добровольно сдастся и сложит оружие, то ему все простят и преследовать не будут, во что он и поверил…».


    Про Владимира Вергейчика я уже много лет собираю информацию. Среди населения нескольких с/Советов Борисовского, Крупского и Березинского районов это личность легендарная, эдакий последний Робин Гуд на Минщине. По моему мнению, он мог иметь отношение к т.н. Борисовскому партизанскому отряду Белорусской Освободительной Армии, или как они еще назывались отряды «Черного кота»[3]. Сдался же он властям только в 1956 году, после XX съезда КПСС и объявленной амнистии политзаключенным. Подобно об этом будет рассказано в моем отдельном повествовании «Охота на Черного Кота».

    Но вернемся к рукописи В.И.Кота.

    «В начале октября 1948 года я как обычно пришел на работу, и мы с председателем Борисовского райпотребсоюза Катко Григорием Фомичем срочно на автомашине отправились в городской отдел милиции. Там в машину села оперативная группа. Начальник милиции майор Кравчук, оперуполномоченный старший лейтенант Калеко (Федор Степанович), оперуполномоченный лейтенант Исаенок Константин (Семенович), собаковод с овчаркой лейтенант Сурмин, председатель Забашевского сельпо Макеев Константин и мы срочно выехали в д.Старая Уша Березинского района. А накануне произошло ограбление магазина в д.Шабыньки Борисовского района, где события развивались следующим образом. В конце прошедшего дня, когда закончился рабочий день в дом директора совхоза «Старо-Борисов», в котором размещался магазин, и в котором проживали его жена и дочь – продавец, зашли два полицая, вооруженные карабинами и приказали хозяйке и дочке открыть магазин. После того как это было сделано, женщин поставили в его углу и приказали не двигаться. После этого дверь была закрыта изнутри на крючок, и бандиты начали работать.

    Высыпали из вещмешков муку ржаную и пустые чугунки на пол, и начали заполнять их товарами. Забрали все шоколадные конфеты, почти всю водку, два хлопчатобумажных костюма, печенье, одеколон и несколько трубок хлопчатки, приказав хозяйке и дочке сидеть час в доме и никому после их ухода не звонить. В противном случае полицаи пообещали сжечь их дом вместе с магазином, после чего удалились. Пройдя километров пять, бандиты свернули на кладбище вблизи дороги на привал отдохнуть, а заодно и перекусить. Распили одну бутылку водки, закусив шоколадными конфетами и печеньем, и пошли дальше в д.Мощаницу (Березинский район). Время приближалось к полуночи, и они зашли в дом к деревенскому фельдшеру, где решили еще немного подкрепиться. Хозяин предложил свою закуску, после чего они и его пригласили к столу выпить сто грамм, а когда поужинали и порядком захмелели, в разговоре между собой решили пойти и убить участкового инспектора милиции, который не дает им свободно жить и грабить население и магазины. Последний проживал вместе с семьей в д.Старая Уша, которая находится на правой стороне речки Уша. Чтобы попасть туда из Мощаницы, надо было ехать по дороге через мост километров пять. Была также пешеходная стежка, напрямую через кладки, которая наполовину сокращала путь.

    Фельдшер проводил бандитов и, увидев, что они пошли по дороге через мост, побежал напрямую по стежке через кладки. Прибежав к участковому домой, он предупредил его об опасности, после чего вернулся обратно в Мощаницу. Время шло за полночь, и милиционер с наганом в руке приготовился у калитки встречать бандитов, которые примерно через час появились, идя по улице с награбленным товаром. Участковый оказался не из храброго десятка и, подпустив их метров на двадцать, крикнул: «Стой, кто идет?!», после чего выстрелил вверх. Бандитам ничего не оставалось, как бросить мешки с товаром и спасаться бегством. Участковый собрал мешки, принес их в дом и позвонил в Березино, а те в Борисов, а нам позвонили приезжать за товаром в д.Ст.Уша. По дороге мы остановились напротив кладбища перед Мощаницей, где бандиты останавливались на первый привал, на отдых. Овчарка привела точно на место отдыха, но дальше след не взяла и не пошла. Наверное, бандиты подстраховались, и свои следы чем-то посыпали. Мы посмотрели на пустую бутылку, бумажные обертки от шоколадных конфет и упаковки из-под печенья, что нам не было так важно, и поехали дальше в деревню Ст.Ушу за товаром. Участковый нам отдал меньшую его часть: всего три бутылки водки, два костюма х/б и одну трубку ситца метров 30 длинной, и больше ничего. Мы этот товар забрали и повезли в магазин д.Шабыньки. Вся наша опергруппа была уверена, что участковый нам отдал не все товары, но сделать обыск у него в доме не позволила совесть. Приехали в магазин, когда уже на улице сгущались сумерки. Мы за целый день сильно проголодались и все три бутылки выпили, а списали на бандитов, которые оказались бывшими полицаями, которые скрывались в лесу четыре года на примере партизан».


    К слову приходилось мне слышать и том как бывшие партизаны бригады им. «Щорса» Минско-Червеньской партизанской зоны Сергей Тишковец (Тапэр) и Стефанович, родом то ли Оздятичского, то ли из Велятичского сельсоветов Борисовского района, в рассматриваемый период времени «бомбанули» 2 магазина, за что и получили после поимки их милицией дважды по 12 лет.




    Фото: с места преступления — кражи из магазина сельпо в одной из деревень Борисовского района.


    Снова вернемся к воспоминаниям В.И.Кота.

    «Во время нашего обеда оперуполномоченный ст.лейтенант Калеко рассказал похожий случай с полицаем, который у него произошел в прошлом году в д.Красное, (между д.Дубовый Лог и д.Слободкой Борисовского района – А.Т). Полицай из указанной деревни, Кимбицкий при отступлении немцев из Беларуси в 1944г. убежать вместе с ними не успел, а добровольно сдаваться властям побоялся и прятался в лесу целых три года. За это время жена родила ребенка, и все соседи догадывались от кого. Милиция часто наведывалась днем и ночью с обыском в дом Кимбицкого, но безрезультатно. Соседи помогать в его поиске и захвате боялись, потому что он мог отомстить, и ночью поджечь дом. Тогда в управлении милиции решили поручить это опасное задание старому опытному еще довоенному милиционеру ст.лейтенанту Калеко, который начал готовиться к захвату и обезоруживанию вооруженного обрезом полицая.

    Оперуполномоченный точно выяснил, когда тот будет находиться в доме, и рано утром с наганом в руке смело зашел в дом. Тихо спросил у жены нелегала, которой за три года надоела такая жизнь — каждый день и ночь жить в таком кошмаре, где муж. Она, ни слова не говоря, пальцем указала на потолок. Калеко бесшумно начал по лестнице пробираться на чердак дома, где в это время спал Кимбицкий. Когда оперативник стал открывать дверку чердака, она заскрипела и полицай проснулся. Милиционер быстро вскочил на чердак. Кимбицкий же вскочил с топчана, подбежал к нему и, вцепившись мертвой хваткой обеими руками за горло, начал душить. Рука ст.лейтенанта с наганом в это время была абсолютно свободной, и ему ничего не оставалось, как нажать на курок и выстрелить в левую грудь бандита…

    …В следующих месяцах 1948 и 1949 года была выявлена череда мелких и крупных растрат, по причине которых мы по два месяца и больше не получали зарплату, т.к. в госбанке не было денег с нами рассчитаться и мы там сидели на просрочке».




    Фото: сотрудники Борисовского ГОМ. Конец 1940-х. Третий ряд снизу сидит шестой слева начальник горотдела милиции Головатенко Михаил Порфирьевич.



    Фото: снова сотрудники Борисовского ГОМ. Конец 1940-х. Третий ряд снизу сидит четвертый слева начальник горотдела милиции М.П.Головатенко.


    К слову, растраты в торговой сети Борисовском райпотребсоюза и заготконторе имели место и в последующие годы. Так, в 1951г. там были выявлены хищения на сумму 336 тыс. руб.[4].

    Финальным же аккордом борьбы с послевоенным криминалом и вооруженным бандитизмом на Борисовщине стала ликвидация местной банды «Черная Кошка» на стыке 1955 — 1956 гг.[5]. Об этом читайте в моей статье «Случилось происшествие..." / или Банда «Черная Кошка» в Борисове" — www.bramaby.com/ls/blog/history/4345.html.



    Фото: слева-направо ст. о/у ОУР Борисовского ГОВД К.С.Исаенок, неустановленный эксперт-криминалист и неустановленый о/у ОУР. Июль 1953 года.





    Фото: Слева-направо — Селезнев А.Н., ст. о/у ОУР Исаенок К.С., 3-й пока не установлен.

    Часть II. «Солдаты за и вне закона»

    Из воспоминаний Альберта Александровича Граковича, 1930 г.р., жителя г.Борисова:

    «Город, который стоял на перекрестке дорог, с железнодорожной станцией и складами притягивал криминал будто магнитом. В 1946/47 годах бандитизм был страшный: вооруженные налеты, ограбления, убийства. В темное время суток борисовчане на улицу без нужды старались не выходить, даже осветление в домах не зажигали. Так боялись.

    Несмотря на указ о сдаче оружия, население припрятало его немало, поэтому приобрести, например, пистолет на том же рынке было не сложно. У меня также был пистолет марки парабеллум, который постоянно держал при себе.

    Милиция, которая состояла из бывших партизан, с обнаглевшими бандитами справиться не могла. Порядок в Борисове навел генерал Павел Батов, командир 65-й армии, которую перевели в Печи. Войсковые патрули (офицер в звании не ниже капитана и двое солдат-автоматчиков) в случае неподчинения или угрозы стреляли на поражение. Не сразу, однако фронтовики сделали город относительно спокойным. Бандюг частью уничтожили, а оставшиеся притихли, перебрались в другие места» [5].


    Об этом же вспоминает и ветеран ВОВ, СА и МВД, майор внутренней службы в отставке Александр Давыдович Чижиков, 05.06.1926г.р., житель г.Борисова (записано мною летом 2015года).

    «В 1949г. я был переведен для дальнейшего прохождения воинской службы в в.г.Печи. Сначала был инструктором по вождению танков, потом выучился на офицера. Даже в первой половине 1950-х годов в Борисове была сложная криминальная обстановка. По городу патрулировали солдаты по 3-5 человек вооруженных солдат с офицером.

    Приходилось и мне ходить в эти патрули. В районе нынешнего мелькомбината по улице Труда была свалка военной техники. Это было одно из тех мест в городе, где любили собираться бандиты. Ходившие из Печей мимо этого места в увольнение солдаты, брали с собой для обороны металлические трубки, обматывая их для маскировки газетами».




    Фото: Чижиков А.Д. — дежурный по в.г.Печи. Начало 1950-х.



    Фото: военный патруль. БССР. Конец 1940-х — нач. 1950-х.

    Справка

    Шестьдесят пятая армия второго формирования (65 А) — общевойсковая армия в составе Вооруженных сил СССР во время Великой Отечественной войны. С 22 октября 1942 и до конца войны- генерал-лейтенант, с 29 июня 1944 генерал-полковник Батов П. И.

    В мае 1946 г. армия преобразована в 7-ю механизированную армию[6]. В мае 1948 года управление 7-й отдельной кадровой танковой дивизии передислоцировано в город Борисов. В июле 1949 года 7-я отдельная танковая дивизия переформирована в 7-ю механизированную армию в составе Белорусского военного округа. Армия имела в своем составе две танковые и две механизированные дивизии. Из их числа в Борисове были расквартированы:
    — 10-я танковая Днепровская ордена Суворова дивизия, сформированная на базе 10-го танкового корпуса;
    — 15-я гвардейская механизированная Ровенская ордена Ленина Краснознамённая ордена Суворова дивизия, сформированная на базе 6-й гвардейской стрелковой дивизии[7].


    А вот о другом, побочном аспекте дислокации в послевоенном Борисове крупного воинского контингента ранее как-то не принято было вспоминать.

    Из воспоминаний В.И.Кота (время действия тот же октябрь 1948г.):

    «Прошла одна спокойная неделя и опять ЧП в нашей системе райпотребсоюза. Ограблен магазин в д.Новоселки Забашевского сельпо. И меня опять направили в распоряжение милиции, где мы с начальником, капитаном Ла(о)шак и лейтенантом Исаенком Константином отправились в д.Новоселки, где продавцом работал Небышинец Александр Михайлович. Приехав к магазину, мы увидели разбитое и выломанное окно, пустые прилавки, остаток товаров (вилы, лопаты и топоры), и больше ничего. Сторож Колбик в эту ночь отсутствовал, а был он инвалидом 3 группы и обязан был раз в год ездить в Минск для прохождения медкомиссии, т.к. у него была ампутирована одна рука. Комиссию Колбик не успел пройти и заночевал в Минске. (Был такой порядок. Инвалид Отечественной войны с ампутированной рукой должен был каждый год ездить в Минск и убеждать комиссию, что у него за прошедший год не успела вырасти новая рука?!).

    Грабителями оказалась группа человек шесть солдат, которые через месяц после трех лет срочной службы собирались демобилизоваться и приехать домой с хорошими подарками для родных. В октябре месяце каждый год из гарнизона в Печах начальство посылало в подшефные колхозы копать бульбу одну автомашину и группу солдат для заготовки овощей для своего гарнизона. Пользуясь бесконтрольностью, они на автомашине „Студебеккер“ и совершили удачную операцию. Милиция долго не могла напасть на след грабителей, но однажды пастух, пасший коров напротив Печанского „Горбатого“ моста в сосоннике, изрытом множеством учебных ровиков — окопов, нашел несколько ярлыков с указанием цены и магазина №8 Забашевского сельпо, о чем заявил в милицию. При обследовании местности, милиция обнаружила три ровика, в ямы которых солдаты выгрузили товары. В один из них было запрятано восемнадцать ящиков водки, в остальные — другой товар. Сверху он был прикрыт кусками фланели из трубки, присыпан землей и тщательно замаскирован мхом. Ровики находились метрах в 20 в стороне от дороги. Около тайника была устроена засада, где круглосуточно дежурили четыре милиционера с автоматами, в ожидании того, что придут, или приедут новые хозяева товара. Около ровиков валялись пар пять дырявых портянок. Солдаты переобувались и, бросив старые, повырезали из фланели новые — цветные в виде кубиков размером с кусочки сахара-рафинада. На следующий день в гарнизоне в Печах было общее построение. У всех проверяли портянки, но фланелевых с расцветкой не обнаружили. Через пару дней после ограбления в Новоселках, по-видимому та же самая группа на автомашине, во второй половине ночи подъехала к магазину в д.Миотча Велятичского сельпо. Человека три соскочили с автомашины и стали освещать фонариком замки. В это время сторож Гайдук был на месте и, спрятавшись за деревом, расположенным на другой стороне улицы, выстрелил из своего ружья вверх. Солдаты быстро попрыгали в машину и уехали через Ухолоду на Борисов. Проезжая через Ухолоду, остановились около магазина, сторожа которого на месте не оказалось. Грабители сорвали замки, проникли в магазин и похитили почти весь ценный товар, после чего поехали по той же самой дороге, идущей в Печи через „Горбатый“ мост и спрятали свою добычу уже в новом месте, метрах в сорока от старого, по другую сторону дороги. Здесь засады не делали и как только обнаружили очередной тайник, то я поехал с милицией за новым товаром, который выгрузил в РОВД. Следующим по очереди был обворован магазин в д.Неманица, где продавцом работал Левданский. Таким тяжелым месяцем оказался октябрь 1948 года».




    Фото: печанские солдаты на подхозных работах. Конец 1940-х — нач. 1950-х.











    В 1950-м году при выезде на железнодорожный вокзал, где разбушевавшиеся пьяные офицеры-армейцы, отправляемые на службу в Германию, устроили пальбу из табельного оружия (а надо отметить, что хранили они пистолеты при себе в нашем регионе вплоть до середины 1950-х), одним из них был ранен начальник ГОВД (1949-1950гг.) Мороз(ов) Федор Спиридонович (по информации сына, 1937.г.р., жителя г.Смолевичи за февраль 2016г.).



    Фото: Мороз(ов) Ф.С. Конец войны — первые послевоенные годы.

    Согласно воспоминаний Замостьяниной Регины Семеновны, жительницы г.Борисова, вдовы бывшего милиционера Борисовского ГОВД Арсения Яковлевича Замостьянина, пришедшего туда на работу в 1953/54гг. (из беседы летом 2015г.), одно из ярких воспоминаний раннего периода службы мужа в милиции было убийство военным из в.г. Лядищи своей жены, или сожительницы с последующим расчленением. Раскрыто было дело значительно позже, т.к. преступление было совершено накануне отъезда военного на новое место службы.

    А некоторые старожилы Смолевич помнят, как начиналась хрущовская компания по освоению целины в середине 1950-х. Так вот, когда в районе железнодорожных вокзалов планировалась стоянка эшелонов, с отправленными туда печанскими солдатами, по городу следовала команда, закрыть все торговые объекты вблизи вокзала на запоры, дабы избежать грабежей со стороны служивых.

    Связан с военными и один из самых последних значительных эпизодов борьбы с криминалом в послевоенном Борисове, датируемый 1955 годом.

    Так, согласно воспоминаниям бывшего сыщика Борисовского ГОВД Александра Верещако, в ночь с 12 на 13 сентября 1955г. в г.Борисове (в районе нынешней ул.Дымки –А.Т.) был ограблен буфет, изнасилована и убита сторож столовой Е.Самусенко (уходя, бандиты вставили ей, уже убитой, пустую бутылку в промежность – А.Т.). Преступники унесли шоколад, конфеты коньяк, вино «Мускат», папиросы «Казбек» и около шести тысяч рублей. На месте преступления была обнаружена армейская пилотка со штемпелем воинской части. Был найден владелец пилотки. Оказалось, что ее у него кто-то похитил во время маневров.



    Фото: Александр Верещако. Конец 1960-х.

    Для раскрытия преступления была создана опергруппа в составе старшего опера лейтенанта Верещако, начальника ОУР старшего лейтенанта Милешкина, ст. оперуполномоченного 1-го отделения милиции Исаенка К.С. и других сотрудников. Несколько дней напряженного труда дали результат. Была установлена и опрошена единственная свидетельница произошедшей драмы. Женщина возвращалась с ночной смены домой и увидела, как несколько солдат с черными погонами глумились над сторожихой. Боясь возмездия, она не стала об этом заявлять. Дальнейшие мероприятия по установлению убийц проводили совместно с военной прокуратурой и особым отделом Борисовского гарнизона. В процессе работы в стройбате было установлено: рядовой Политиков 12 сентября вечером ушел в самоволку и вернулся только к утру в воинскую часть, но не был за это наказан. На вопросы отвечал сбивчиво и неубедительно. Командование части решило было наложить десять суток гауптвахты на солдата. Для «разборки» Политыкова из УВД был направлен в г.Борисов агент Сокол, переодетый в военную форму. В буфете Борисовского вокзала «вояка» выпил спиртного и поднял дебош, после чего был задержан и доставлен на гауптвахту в камеру к Политыкову. Несколько позже Сокол узнал от солдата о совершенном злодеянии и именах соучастников, которых незамедлительно задержали.



    Фото: 1-й ряд слева-направо: ст. оперуполномоченный К.С.Исаенок, участковый уполномоченный И.Г.Давидович, сверху — Некрасов.

    Решено было допросить Политикова по существу совершенного преступления. Перед допросом был подготовлен кабинет в Борисовском отделе милиции, где в углу сложили товарно-материальные ценности, что были украдены в буфете. На допросе задали вопрос: кто из солдат убил сторожа? Политиков долго все отрицал, но затем зашел в кабинет переодетый в военную форму сотрудник и «доложил», что остальные арестованные просятся на допрос «все выложить». После этого Политиков попросил воды, закурить и начал подробно рассказывать. Ему был задан дополнительный вопрос, где находятся похищенные вещи. Он недвусмысленно указал в угол. Но ему ответили, что это вещи с другой кражи. Политиков покрылся потом и сказал: «Да, вы мня хорошо купили…». Так умом и хитростью оперуполномоченного Александра Верещако была поставлена точка в раскрытии тяжкого преступления, а опергруппе в полном составе приказом МВД СССР объявили благодарность и наградили медалями «За отличную службу по охране общественного порядка»[8].

    P.S.

    В своем исследовании я привел далеко не все факты криминала и уголовного бандитизма на территории послевоенного Борисова и района, и в данный момент сбор материалов по данной исторической тематике продолжается.

    Отдельной статьи требует и отражение работы начального периода работы Борисовского РОВД, выделенного из ГОВД в 1954г., просуществовавшего до 1960г. и снова восстановленного в 1963году.

    Ссылки:

    [1]Брижевич Л. Солдат войны – солдат правопорядка, Адзiнства, №23 от 4 марта 1997г.
    [2]Памяць. Барысау. Барысаускi раен. Мн. «Беларуская энцыклапедыя», 1997. С.511.
    [3] Беларускi нацыяналiзм: Даведнiк. Менск. Архiу найноушае гiсторыi. 1999. С.157-159.
    [4] Очерки истории милиции Беларусской ССР 1917-1987. Мн. Изд. «Беларусь». С.295.
    [5]Николаев Н. «Случилось происшествие!..». Советская Милиция. №4, апрель 1956. С.40-41.
    [5]Так было… (вiдавочцы успамiнаюць Вялiкую Айчынную вайну). Гоман Барысаушчыны. №6-8(195-197), 2015. С.11.
    [6]https://ru.wikipedia.org/wiki/65-%D1%8F_%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%8F_(%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0).
    [7]https://ru.wikipedia.org/wiki/7-%D1%8F_%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%8F_(%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0).
    [8]Цыбульский К. Сыщик от бога На страже. 1999г.; Белорусский уголовный розыск 1918 – 2008. /Составитель Ю.В.Курьянович/ Мн. Друк-С. 2008. С.153-154.

    29 апреля 2016г.
    • нет

    2 комментария

    avatar
    СПАСИБО, ИНТЕРЕСНО
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.